Защита от рейдеров

Защита от рейдеров – одно из направлений деятельности юридического подразделения нашей компании. Наши сотрудники имеют большую практику разработки и реализации стратегий защиты от рейдеров. 

Мы учитываем судебную практику, которая постоянно меняется, из-за чего старые методы и тактики защиты действенные 2 года назад, сегодня уже не работают. 

Рейдеры очень изобретательны и они всегда в курсе изменений в законодательстве и судебной практики, чтобы их победить нужно быть умнее, быстрее и обладать нужной и актуальной информацией.

 

 

Подписан закон, направленный на повышение эффективности противодействия рейдерству

1 июля 2010 года, 13:00 Московская область, аэропорт Внуково С Министром внутренних дел Рашидом Нургалиевым.

Оригинал документа: http://news.kremlin.ru/news/8223

 

Об этом Дмитрий Медведев заявил в ходе рабочей встречи с Министром внутренних дел Рашидом Нургалиевым.

Смотрите также:

Президент поручил Министру уделять особое внимание вопросам борьбы с рейдерством, особенно в тех случаях, когда в таких преступлениях замешаны сотрудники правоохранительных органов.

Глава государства подчеркнул, что рейдерство – это сложное и очень опасное преступление, которое душит экономику.

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Рашид Гумарович, я подписал закон об изменении в Уголовный кодекс и в Уголовно-процессуальный кодекс в части, касающейся так называемого рейдерства, то есть незаконного завладения имуществом предприятия, его денежными средствами. Это сложное и очень опасное преступление, потому что оно, по сути, душит нашу экономику. Количество рейдеров за последние годы существенно возросло. И, к сожалению, это преступление, которое включает в себя самые разные элементы, начиная от собственно самого захвата предприятия и заканчивая сговором, в который обычно оказываются вовлечёнными целый ряд лиц.

Насколько Министерство внутренних дел и, соответственно, следственное подразделение Министерства внутренних дел готово к тому, чтобы работать по новому закону?

Р.НУРГАЛИЕВ: Дмитрий Анатольевич, действительно это очень важный и актуальный закон. И я сразу хочу сказать, он направлен, прежде всего, на защиту корпоративного управления в юридическом лице. И самое главное, что он позволит пресекать рейдерские захваты на самом раннем этапе.

Мы, по сути дела, с этим явлением боремся начиная с 2004 года. За это время более 300 уголовных дел направлены в суды. Но суть заключается в том, что раньше мы уже как бы сталкивались с тем, что имуществом уже, по сути дела, преступным путём завладели, а мы только начинаем эту работу проводить.

Сейчас изменения, которые внесены в закон, позволяют нам очень серьёзно проводить эту работу в тех вопросах, о которых Вы говорили. Прежде всего, это статья 170 со значком 1. Это самая распространённая в Российской Федерации форма рейдерства. Это регистрация ложных сведений в так называемый Единый государственный реестр юридических лиц. Это позволяло в свое время, до принятия этого Закона, рейдерам на псевдозаконных основаниях претендовать на собственность. Теперь лица, которые будут представлять в налоговую инспекцию такие ложные сведения, будут привлекаться к уголовной ответственности. Этой же статьёй также предусмотрено наказание за внесение ложных сведений в реестр ценных бумаг, реестр акционеров, и это тоже серьёзный такой способ распространения преступной деятельности, как захват акционерных обществ. Предусмотрено этой статьёй до двух лет лишения свободы.

Часть 3 статьи 185 – это четыре новые статьи, которые впервые вносятся в Уголовный кодекс, они сегодня уже апробированы во многих странах мира, европейских в том числе, и они, конечно же, очень эффективно работают. Часть 3 статьи 185 со значком 2 предназначена непосредственно для профессиональных участников рынка ценных бумаг, и здесь, конечно, в поле зрения – регистраторы, депозитарии, которые пособничают так называемым рейдерам и вносят недостоверную информацию. Здесь также предусмотрена в новом уже законе уголовная ответственность до двух лет лишения свободы.

Третье направление, которое тоже позволяет нам более серьёзно сегодня смотреть на эту проблему, – это статья 285 со значком 3. Это как раз относится к недобросовестным должностным лицам, прежде всего это налоговые инспекции, это так называемые регистрационные службы. И здесь тоже мера ответственности предусматривает до двух лет лишения свободы.

Есть одна новелла, которая очень широко сегодня будет тоже применяться, – это статья 185 со значком 5. Она как раз распространена на многие формы, связанные с фальсификацией. И вот в этом аспекте здесь ещё есть и часть первая, которая будет предусматривать до двух лет лишения свободы, и часть вторая будет предусматривать до пяти лет лишения свободы, когда эти противоправные действия были совершены непосредственно в состоянии принуждения или насильственных действий.

Мы считаем, что данные изменения существенно продвинут работу именно выявления, предупреждения и пресечения данных преступлений и позволят эффективно работать. Учитывая то, что эти все четыре статьи относятся по подследствию к Следственному комитету при прокуратуре, то мы и оперативную часть здесь дорабатывать будем вместе, и будем эти задачи решать. Полагаю, что это позволит нам серьёзным образом изменить положение непосредственно в этом секторе преступлений.

Д.МЕДВЕДЕВ: Рашид Гумарович, впервые у нас действительно будет осуществляться привлечение к ответственности лиц, которые раньше несли такую ответственность либо в административном, либо в гражданско-правовом порядке. Теперь эти действия являются преступлением – как говорят юристы, они криминализованы. Это существенно, действительно, скажется не только на работе правоохранительных органов, но теперь практически каждое лицо, которое занимается корпоративной деятельностью, должно понимать, что при возникновении определённых обстоятельств такого рода действия могут рассматриваться сквозь призму рейдерства, которое наказывается в уголовно-правовом порядке. Я имею в виду и, казалось бы, такие обычные процедуры, как общее собрание акционеров, ведение реестра, осуществление передаточных поручений и регистрация изменений по акциям, иным ценным бумагам. То есть всё это теперь является объектом регулирования не только гражданского права, но и права уголовного. Поэтому, во-первых, это, конечно, должно сказаться на корпоративной культуре. Это первое.

Второе. Очевидно, и Вы об этом сейчас только что сказали, что рейдерство – это преступление, которое обычно совершается организованной группой лиц. Не бывает, чтобы рейдер был один: какой-то злоумышленник всё это придумал, организовал, и никто не в курсе, – ему всегда помогают. Поэтому есть пособники: те, кто работают в самом акционерном обществе, которое, допустим, захватывается; те, кто ведёт государственный реестр.

К сожалению, очень часто это сопровождается и помощью, и поддержкой со стороны лиц, работающих в правоохранительных органах, и в органах милиции в том числе. Поэтому я обращаю Ваше внимание на то, что помимо собственно борьбы с рейдерством нужно ещё обратить внимание на этот фактор, чтобы те, кто призван защищать от рейдеров, не включались в рейдерские бригады. И это уже прямая ответственность Министра, и здесь тоже нужно наводить порядок, потому что обычно такого рода действия сопровождаются поддержкой со стороны правоохранителей. Это не только на самом деле МВД, это, как Вы правильно сказали, могут быть и работники налоговых структур, работники других правоохранительных органов, которые дают информацию, которые осуществляют прикрытие, иногда просто отправляют свои подразделения для того, чтобы осуществить рейдерский захват – за деньги, естественно.

Поэтому всем этим нужно заниматься, и я надеюсь, что этот комплекс изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы принесёт свои плоды.

Действуйте.

Р.НУРГАЛИЕВ: Есть.